Parda (parrda) wrote,
Parda
parrda

Category:

Про орнамент

Убила кучу времени, перелопатила кучу книг, потеряла кучу нервов. А надо было всего лишь найти и прочитать вот эту статью и все. И все разложено по полочкам. Просто и понятно и очень убедительно.

Итак, все о вопросе архитектурных украшений, орнаменте, декорировании и прочих аспектах красоты. 
Статья вот отсюда: http://dninauki.ucoz.ru/publ/katalog_statey/osobennosti_arkhitekturnoj_traktovki_ornamenta_v_khkh_veke/1-1-0-78 копирую полностью.

Введение
Для новой архитектуры нужна новая орнаментика.
Анри Ван де Вельде [1]


Подлинным величием нашего времени является именно то, что оно уже неспособно придумывать новые орнаментации. Мы преодолели орнамент; мы научились обходиться без него.
Адольф Лоос [1]

Вопрос о значении орнамента для архитектуры теснейшим образом связан с другим вопросом: что, собственно, представляет собой архитектура как искусство, и какова роль стиля в архитектурных сооружениях. В классическом искусствоведении чистота стиля была определяющим показателем в определении художественной значимости той или иной постройки. Однако в начале XX века Освальд Шпенглер в своем фундаментальном труде «Закат Европы» (1918) показал, что стили имеют отношение лишь к искусству орнамента, а задачи архитектуры как организации жизненного пространства лежат вне стилевой плоскости и обращены к вечности, к глубинам народной души [2]. Применительно к своей практике похожее видение существа архитектуры сформулировал еще венский архитектор Адольф Лоос в своих статьях «Орнамент и преступление» (1908) и «Архитектура» (1911), пойдя даже дальше и объявив орнамент и «стили» пережитками прошлого. Выдающиеся архитекторы первой половины XX века - Вальтер Гропиус, Ле Корбюзье, Мис ван дер Роэ - выразили его в своих постройках. Фрэнк Ллойд Райт в своей статье «Чем является стиль для архитектора» (1928) писал: «Да минует всех несчастье стать причиной появления стиля или приумножить собой число разносчиков стиля. Существует большая надежда, что эра великих стилей кончилась» [1].

В послевоенные годы, с началом кризиса модернизма, вопросы современного стиля и связанная с ними проблема актуальности орнамента вновь стали интересовать архитекторов. В частности, Ээро Сааринен в своей статье «Функциональность, конструкция и красота» (1957) отмечал, что время «функционального пуризма» в архитектуре прошло, и имеются предпосылки для формирования современного орнамента [1]. В эпоху постмодерна орнамент снова обрел значение смыслового измерения архитектуры, становясь порой едва ли не основным средством донесения авторских идей до зрителя. Наряду с историческими аллюзиями появлялись и оригинальные мотивы, материалом для которых служили графические элементы из самых разных областей - от кристаллографии и новейшей математики до микробиологии. В то же время до самого последнего времени нельзя было говорить о возникновении некоего нового международного стиля в архитектуре. К началу XXI века прослеживается тенденция к единству средств выражения, основанных на бионических формах и используемых рядовыми архитекторами разных стран, но, с одной стороны, это может оказаться очередным модным течением, по примеру деконструктивизма, с другой же - духовные основания для формирования стиля все еще слабы.



«Порода и язык»
Орнамент - глубочайшее проникновение в ритм и строй жизни.
П.А. Флоренский [3]

Каждая этнокультурная целостность на своем историческом пути проходит стадию, когда связь с ее корнями, с тем духовным опытом, который привел когда-то к ее зарождению, почти прерывается. Этот духовный опыт на протяжении всего пути, пройденного этносом, во всех областях, и прежде всего в архитектуре, находил двоякое выражение: «душа» этноса, его породность проявляется в пространственной структуре сооружений, а весь комплекс мировоззренческих установок, «кристаллизовавшихся» в поле разума, отражается в орнаменте, представляющем собой знаковую, символическую часть архитектуры. Освальд Шпенглер в разделе «Города и народы» второго тома «Заката Европы» писал: «...Здесь... пролегает граница между двумя мирами: миром самовыражения души и миром выразительно­го языка, обращающегося к глазу» [2]. К первому относятся «дом и... основные, т. е. употребительные, формы утвари» [2], ко второму - их орнаментация, имеющая, помимо эстетической, также и магическую функцию.

О постройках и их элементах, имеющих культовое значение, можно сказать, что они целиком становятся орнаментом. Их история совпадает с историей стиля как эстетической идеологии общества. «Собор не орнаментирован; он сам есть орнамент» [2]. На стадии зрелости культуры глубинный смысл орнамента забывается, и последний вырождается в декоратив­ный придаток архитектуры, которая также приходит в состояние кризиса. «С эпохи ампира стиль переходит во вкус, а с концом этой эпохи зодчество превращается в художественную промышленность. Здесь орнаментальный выразительный язык и с ним история искусства обретают свой конец» [2], -на этой пессимистической ноте Шпенглер завершает данный раздел.

Глубокое проникновение в сущность орнамента характерно для очень немногих исследователей. К их числу относится и П.А. Флоренский, в своем трактате «Анализ пространственности и времени в художественноизобразительных произведениях» (1924) отмечавший приниженное, исключительно декоративное понимание орнамента современниками (в т. ч. историками искусства). Между тем, по мнению Флоренского, «орнамент философичнее других ветвей изобразительного искусства, ибо он изображает не отдельные вещи, и не частные их соотношения, а облекает наглядностью некие мировые формулы бытия» [3]. Он отмечает также непонимание современным человеком сокровенной сути орнаментального искусства: «Орнамент, созданный в иные времена, монументального мышления и монументального мирочувствия, недоступен в своем мировом смысле мелкому сознанию современности, и оно пользуется этими таинственными и насыщенными величавою мыслью схемами бытия как внешним украшением или ремплиссажем пустот, где не хватает творчества и на чувственные образы» [3].

Архитекторы на рубеже XIX - XX веков также исследовали феномен орнамента и его место в архитектуре. В частности, американский архитектор, представитель Чикагской школы Луис Генри Салливен писал в своей статье «Орнамент в архитектуре» (1892): «Украшенное строение должно обладать следующим характерным качеством - необходимо, чтобы один и тот же эмоциональный импульс гармонично пронизывал все его формы выражения, среди которых композиция массы является самой глубокой, декоративная орнаментация - наиболее сильной. Однако и то, и другое должно возникать из одного эмоционального замысла» [1]. Его ученик Фрэнк Ллойд Райт также обращался к данной проблеме. В книге «Будущее архитектуры» (1953) он сформулировал свое видение взаимоотношений архитектуры и орнамента следующим образом: «Орнамент для архитектуры является тем, чем цветение дерева или другого растения является для его строения. Из вещи, а не на ней. Эмоциональный по своей природе, орнамент - если замысел его хорош, - не только поэзия, но и раскрытие, акцентирование характера структуры. Если замысел его плох, архитектура орнаментом разрушается» [1]. Надо заметить, что именно Райт, по всей видимости, был первым из современных архитекторов, кто в своих проектах показал, что пространственная структура здания лежит вне стилевых образований и складывается из образа жизни конкретных людей в конкретных пространственно-временных условиях, т. е. является выражением породы, а не языка.

«Орнамент и преступление»

...Нам очень пойдет на пользу, если на несколько лет мы полностью воздержимся от применения орнамента, с тем, чтобы наша мысль могла сосредоточиться на создании построек хорошо скомпонованных и приятных в своей наготе.
Луис Генри Салливен [1]



...Современный человек, ощущающий потребность размалевывать стены, - или преступник, или дегенерат.
Адольф Лоос [1]


К началу XX века в европейском архитектурном сообществе звучат призывы вовсе отказаться от орнамента как явления, чуждого духу эпохи, и обратить внимание на экспрессивные возможности чистой формы. Адольф Лоос в своей полемической статье «Орнамент и преступление» пишет: «Орнамент, утратив всякую органическую связь с нашей культурой, перестал быть средством ее выражения» [1]. Современная цивилизация отвергает орнамент как пережиток прошлого. Это связано с тем, что глубинный смысл орнамента стал более недоступен большинству, а его выродившиеся формы стали раздражать глаз просвещенного человека. Более того, казалось, что духовные основы европейской культуры пошатнулись. Идеологи модернизма ставили своей целью подтолкнуть общество к духовному обновлению. Орнамент они объявили важным препятствием на этом пути и призвали полностью от него отказаться. «Только в наши дни, в двадцатом веке, мы поняли, что все старания добиться эффекта, применяя орнамент, - следствие духовной бедности» [1], - писал авангардный живо­писец и архитектор, участник голландского движения «Де Стиль» Тео ван Дусбург в своей статье «Цвет в пространстве» (1929).

Но при этом, однако, и отсутствие орнамента, и игра форм обретают характер сообщения, имеющего идеологическую нагрузку. «То, что орнамент в XX веке был отвергнут модернизмом, подтверждает его значение, пусть и «от противного»» [4], - писал Кент Блумер в своем исследовании «Происхождение орнамента: ритм и метаморфозы в архитектуре» (2000). Таким образом, в модернистской архитектуре происходит очищение от омертвевших, по мнению ее представителей, смысловых пластов, и на новом уровне продолжается развитие двух способов выражения ее духовной сущности - во взаимодействии пространственных структур и в игре внешних форм [5].


Функция и символ
Строго говоря, все, что не является необходимым конструктивно, уже украшение. Когда Мис ван дер Роэ поставил скульптуру обнаженной женщины у бассейна во дворе Барселонского павильона, по-моему, он применил орнаментацию.
Этторе Соттсасс [6]


После второй мировой войны снова стал ощущаться кризис в архитектуре и дизайне, связанный с тем, что некоторые методы организации жизненного пространства, предложенные модернистами, были превращены в подобие канона, который уже не соответствовал реалиям изменившейся жизни. Вследствие этого происходит, с одной стороны, постепенная реабилитация орнамента как средства визуального обогащения атмосферы типовых сооружений, а с другой - эксперименты по созданию нового ор­наментального языка, сначала на базе исторических образцов, а затем - с использованием графического материала из самых разных областей. В статье «Функциональность, конструкция и красота» американского архитектора финского происхождения Ээро Сааринен можно встретить следующее утверждение: «Все другие периоды развивали свой орнамент из акцентирования конструкций или акцентирования отдельных частей этих конструкций, которые они стремились выделить. Как только возникает уверенность, что творить следует не только во имя чисто функционального пуризма, но и преследуя эстетические цели, которые себя оправдывают, тогда и могут быть созданы условия для постепенного появления орнамента. У меня такое чувство, что уже наступил момент затратить на это время и энергию...» [1].


Заключение
В царстве органичной архитектуры человеческое творческое воображение должно перевести жесткий язык структуры в приемлемое с человеческой точки зрения выражение формы, но не изобретать безжизненные фасады или греметь костями конструкций. Поэзия формы так же необходима большой архитектуре, как листва дереву, цветы растению и мускулы телу.

Фрэнк Ллойд Райт [1]


К настоящему моменту прослеживается тенденция к интеграции орнаментальных мотивов в конструктивную структуру зданий, что можно понимать как стремление архитекторов к максимальной индивидуализации облика зданий и к непосредственному выражению своих идей языком пространства и форм. Также сложные структуры в постройках духовного зна­чения, прежде всего музеях современного искусства, призваны выразить сложность и противоречивость процессов, происходящих в обществе. «Безусловно, было время, когда машины для жилья можно было показать в их первозданной наготе, но сегодня технологические объекты (и, возможно, живые существа) носят «одежду», «сшитую» из противоречивых моральных установок и политических воззрений.» [6], - утверждает Аксель Сова, открывая дискуссию о месте орнамента в современной архитектуре на страницах журнала Architecture d^aujourd^hui (март-апрель 2001). Но вне всякого сомнения, до тех пор, пока не будут найдены прочные духовные основания для всей жизни, орнамент будет иметь в значительной мере характер украшения, сомнительного удовольствия для серьезных людей.

«Для древних греков функцией орнамента, которая. сохраняется и сегодня, была победа над хаосом и визуализация космоса» [4], - говорит Кент Блумер. Но именно в современном искусстве элементы хаоса имеют огромное значение, а основная мысль многих произведений - та, что нет, и не может быть ничего незыблемого. Все находится в движении, и если нет опоры в духе, то самое творчество оказывается поставленным под сомнение. Основной вопрос, который всегда стоял перед человеком, и с особой остротой ставится теперь, - это вопрос о смысле человеческого бытия. Ответы на этот вопрос, найденные предыдущими эпохами, выражались в орнаментальной структуре храмов. Если мы найдем свой ответ, то нас ожидает небывалый расцвет всех искусств и интеграция их в повседневную жизнь, которая сейчас все более отрывается от своих духовных основ. Если нет, то, возможно, мрачные предсказания Шпенглера сбудутся, и нас ожидает самая длинная ночь в истории цивилизации.



Литература

1. Мастера архитектуры об архитектуре / Под ред. А. В. Иконникова
и др. М.: Искусство, 1972.

2. Шпенглер О. Закат Европы. В 2-х т. М.: Мысль, 1993.

3. Флоренский П. А. Анализ пространственности и времени в худо-
жественно-изобразительных произведениях. М.: Прогресс, 1993.

4. Блумер К. Происхождение орнамента // Проект International 1+2,

2001. С. 179.

5. Лоран С. Краткая хроника орнамента // Проект International 1+2,
2001. С. 179-181.

6. Сова А. Вступление // Проект International 1+2, 2001. С. 178.



Работа выполнена под руководством доц. И.Г. Ландер



Все, этот вопрос я для себя закрыла. Хватит рыпаться, пытаться, доказывать, тратить силы и мысли впустую.
Теперь буду ждать.



Tags: архитектура, ссылки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments